Поиск
Мы в соцсетях


«Невинность мусульман»: кому в шутку, а кому всерьёз

Глобальной доминантой 2012 года стал контекст религии и кино, точнее сказать,  агрессивного восприятия псевдо-кино под названием «Невинность мусульман». Контекст оказался политическим (от «руки Обамы» (или его противников) до «еврейского заговора») и, к сожалению, кровавым.

В обсуждении ситуации и её последствий всё или почти всё свелось к понятной озабоченности: «Невинность мусульман» может обернуться виновностью интернета с последующими репрессиями в отношении последнего. Жаль, что волновало только это.

Надо сразу же оговориться. Я слишком серьёзно отношусь к кино, чтобы назвать «НМ» фильмом, тем более, оценивать его в категориях искусства. А на сетевом сленге (по законам которого его и стоит оценивать) «Невинность мусульман» заслуженно получает маркировку КГ/АМ.

Сей «шедевр» представляет собой интернет-видео, «дерзкое по форме и невразумительное по содержанию», как говорил директор школы из «Доживём до понедельника» в адрес сочинения нерадивого ученика. Авторы «Невинности мусульман» тоже оказались нерадивыми неадекватами, которые никого своим творением не порадовали, а совсем даже наоборот – вызвали протест и негодование в мусульманском мире. «Неадекваты» здесь не случайная характеристика, поскольку адекватное выражение собственного мнения (свободы слова) состоит в осознании последствий своих действий и ответственности за них. Особенно в тех случаях, о которых писал Оруэлл: «свобода слова состоит в возможности говорить то, что вы не хотите услышать».

Вкратце повторю историю. Фильм среднего малобюджетного уровня снимали в 2011 году, он назывался «Воин пустыни», действие происходило на Ближнем Востоке, а главным персонажем был Мастер Джордж, бледнолицый брат, изрядно напоминающий Христа из фильма Николаса Рэя «Царь Царей» 61 года. Кому-то в голову пришла идея переформатировать этот фильм в анти-исламском духе (которого не было изначально), переозвучить, нарезать ряд бессвязных эпизодов на 14 минут, назвать Джорджа Мухаммедом,  наворотить вокруг этого массу гадостей и глупостей и выложить на YouTube еще в июне. Так он там и лежал бы на правах анонимного и безвестного видео, до тех пор, пока опять же кто-то (не обязательно тот, кто препарировал) перевёл его на арабский язык и запустил на одном из египетских телеканалов. Ну, а дальше – «процесс пошёл». Вопрос, кому это выгодно, и кто получит от этого дивиденды, риторический: заинтересованных бенефициаров предостаточно.

Вместе с тем, многое в этом деле остаётся тайной, покрытой мраком. Кто финансировал фильм (называется цифра в 5 миллионов долларов, которые дали «100 евреев») – не ясно. Сам фильм никто не видел, и есть ли он вообще – не известно. Предполагаемый продюсер фильма Сэм Бэсил из Израиля, ставший Накулой Бэсили Накулой, – фигура мифическая: в Израиле о нём никто не слышал, в американской общине коптов его никто не знает. Одним словом, доподлинно известен только интернет-трейлер/ролик под названием «Невинность мусульман».

Само видео представляет собой нигилистический по духу и технически банальный трэш. Единственная цель и ценность такой поделки – провокация. «Невинность мусульман» – это не кино, а провокативная инсталляция (установка), за которой следует деинсталляция (удаление). Для инсталляции (особенно анонимной, так любимой интернетом) нет ничего нецензурного, безнравственного и непристойного. Такова гримаса либерализма, сетевой принцип, имя которому – троллинг.

Смысл «Невинности мусульман» – не в свободе самовыражения, а в узколобом троллинге. Экспертиза вполне обоснованно усмотрит в нём «аудиовизуальный контент, вызывающий агрессию», признает экстремистским и запретит. По закону и по справедливости.

Однако, не это главное. Вопрос не в том, почему арабский мир в своей массе (толпе) стал жертвой «виртуальной инфекции»: мусульмане сжигают посольства, протестуя против фильма, в котором показано, что они сжигают посольства. Вопрос даже не в конкретном «фильме»: не было бы его, возник бы другой повод, как это было и ещё не раз будет. Вопрос в том, что можно, а что нельзя. И в жизни, и в искусстве, и в масс-медиа.

Как известно, христианское искусство изображает лик (идею божественного замысла для человека) в иконе, живописи и кино. Но в исламе этого делать нельзя (дабы избежать идолопоклонства). Здесь предосудительны не то чтобы шарж, пародия, карикатура, но само изображение. И поэтому даже самый красивый Иисус в истории кино Роберт Пауэлл из снятого по заказу Ватикана фильма Дзеффирелли «Иисус из Назарета», в случае ислама, с переносом на фигуру Пророка и Всевышнего – просто нонсенс.

Есть вещи, которые нельзя профанировать и опошлять. Всегда были и есть светские ценности и религиозные святыни, на которые существует табу, запрет, харам. Это нельзя. Это не обсуждается. С таких запретов и ограничений начинается любая культура. Но в том-то и дело, что логика современного Запада – это ирония на всё, десакрализация, транспаретность мира, которую Бодриар назвал порнографией.

Порнографичность западной культуры в том, что она создает откровенный (неприкрытый) продукт, лишая секрета и тайны всё и вся. Проблема Запада – катастрофический дефицит серьёзного. И в этом смысле абсолютно несерьёзное творение «Невинность мусульман» является порнографическим (непристойным) для той культуры, в которой серьёзное и сакральное имеют основополагающий смысл.

Кроме того, в очередной раз встаёт вопрос о двойных стандартах. Почему можно оскорблять Пророка Ислама или Папу Римского, а отрицать Холокост нельзя? (в 27 странах Евросоюза кощунство против геноцида 6 миллионов евреев влечёт тюремное заключение, например, в Венгрии и Чехии до 3 лет). Почему можно с гордостью перепечатывать из датской газеты карикатуры на Мухаммеда с бомбой в тюрбане, а публиковать карикатуру на раввина с автоматом «Узи» в тот момент, когда Израиль вторгается в Ливан, нельзя по причине антисемитизма?

Нельзя оправдать насилие и убийство невиновных, но нельзя не признать, что арабская улица пусть дико и нецивилизованно, но по существу отреагировала на издёвки и оскорбления, которые зачастую терпят другие конфессии.
Месяц назад немецкий журнал «Титаник» вышел с гадкой (простите, карикатурной) обложкой. На ней был изображен, с одной стороны, описавшийся, а с другой – обкакавшийся Папа Римский Бенедикт XVI, заголовок гласил: «Аллилуйя в Ватикане: утечка найдена». Главный редактор журнала Лео Фишер, наверное, до сих пор упивается своим остроумием, потому что Ватикан, уже ни на что не надеясь, приостановил свой иск об оскорблении, а в лицо Фишеру за подобную мерзость никто из католиков так и не плюнул.

Каждое государство, в том числе и наше, борется с любыми проявлениями «религиозного экстремизма». Но в случае «Невинности мусульман» имеет смысл говорить о «светском экстремизме», какими бы ссылками на свободу слова и самовыражения он не прикрывался.

И последнее. Нескольким людям, исповедующим ислам, я задавал вопрос: оскорбляет ли их чувства «Невинность мусульман»? И каждый раз встречал снисходительную улыбку, которая была красноречивее любых слов. Слишком глубока и серьёзна их вера, чтобы её могла оскорбить какая-то дешёвая поделка.

 



Плати без комиссии!
Мы принимаем
Опрос

Как вы отнесетесь к авторизации через социальные сети при рецензировании фильмов на сайте kino.kz?






Наши партнеры


Нас считают




Яндекс.Метрика