Поиск
Мы в соцсетях


Страсти Ноя, или как Рассел Кроу не вписался в ислам

27 марта в прокат вышел фильм Даррена Аронофски «Ной». Библейсий эпос, блокбастер, триллер, экшн, стимпанк. Одним словом, полижанровое кино на любой вкус и для всех поколений.

Эпос начинается ярко, интригующе, многообещающе. Клиповая манера «Реквиема по мечте»: змий искушения, яблоко соблазна, камень Каина... Ной просыпается от кошмарного сна и понимая, что надо что-то делать, отправляется к деду Мафусаилу. И тут внезапно появляются Стражи — падшие ангелы в виде … многоруких каменных големов. И хотя здесь все по тексту — «и были тогда на Земле исполины» — все равно, с этого момента начинаешь недоумевать, что же ты смотришь: Даррена Аронофски или «Трансформеров» пополам с «Властелином колец»? Что же ты слушаешь: музыку Клинта Менцеля или Стива Яблонски?

Конечно, аллюзий «Ною» не занимать, от «Древа жизни» Теренса Малика и «2012» Роланда Эммериха до «Кин-дза-дзы» Георгия Данелии. К слову сказать, будь у последнего бюджет «Ноя» (125 млн) так он бы не только легенду про ковчег, он бы весь Ветхий Завет экранизировал. Но вот в случае Аронофски как-то мучительно больно, что фэнтези и стимпанк поглотили одного из талантливых режиссеров экстремального авторского кино.

Сам ковчег, впрочем, удался на славу. В точном соответствии с сохранившимися описаниями. На этот счет даже целая наука есть — аркеология (от англ. Ark — ковчег). В старом кино Ноев ковчег обычно выглядел как огромный корабль. А здесь — огромный плавучий зоопарк, в три яруса высотой в шестиэтажный дом, где кроме Ноева семейства — «каждой твари по паре». Ни одно животное в «Ное» не только не пострадало (как сказано в хрестоматийном примечании), но и не могло пострадать, поскольку создано компьютерных дел мастерами. Одним словом, и здесь — творение в особо крупных размерах. Но самое яркое визуальный креатив ожидает зрителя в тот момент, когда ему за 2 минуты наглядно продемонстрируют то, что Всевышний создал за 6 дней. Так кто же здесь действительно Творец?

Взявшись за свой первый крупномасштабный проект, Аронофски создал из ошеломительно красивых пейзажей Исландии и не менее ошеломительных компьютерных технологий избыточное в своих деталях зрелище, но не оставил никакого шанса воображению. И буквальная картинка «Ноя» убила интенсивность ветхозаветной фантазии. Странный парадокс получается: чем больше визуальных возможностей обретает кино, тем меньше в нем пространства для душевных переживаний.

Впрочем, режиссера по части компьютерного экшена хватило только на две трети фильма. Исчерпав IMAX-зрелище, Аронофски отправляет ковчег к знакомым берегам и закручивает лихую семейную драму, детородный триллер, местами смахивающий на мексиканский сериал.

С точки зрения кино к Книге Бытия можно относиться по-разному. Прямая экранизация без вольностей и «художественного переосмысления» окажется банально-скучной. Вольная «неканоническая» трактовка скорее всего вызовет бурный протест. И вот, лавируя между Сциллой банальности и Харибдой заумности, Аронофски снял нечто третье. Ветхий Завет с стиле «Нью-эйдж» и вегетерианский манифест от Даррена Аронофски. Одна только смерть дедушки Мафусаила (Этони Хопкинс) «с ягодой на устах» чего стоит! Это была хорошая смерть, как было сказано о герое Брэда Питта из другой легенды.

Поначалу на роль Ноя планировался Кристиан Бэйл, затем Майкл Фассбендер. Но мощь Рассела Кроу в конце концов перекрыла всех. Правда эта мощь превращает библейского патриарха в фанатичного эколога. Он, как гласит слоган фильма, 4 в 1 — «воин, отец, слуга, спаситель».

Ной на 600 году жизни (а прожил он, согласно Библии, 950) с топором в руке и с маниакальной идеей апокалипсиса в голове — это всё тот же гладиатор Максимус. Вместо Колизея — Ковчег, за который он бьется с нечистью Каинова племени. Плюс, конечно, окладистая и натуральная борода самого Рассела Кроу. Но главное — так же как и в «Играх разума», где Кроу играл математическую шизофрению (а в «Ное» он играет ветхозаветную паранойю), его и там и здесь окружает бесконечная любовь жены в исполнении Дженнифер Коннелли. И за это низкий поклон актрисе, с блеском играющей жертвенную любовь.

Ной — нерефлектирующий Гамлет. Какая уж в доисторические времена рефлексия?! Он человек страсти и порыва, человек действия. Но все равно апофеозом и кульминацией фильма (и это, пожалуй лучший эпизод картины) становится гамлетовский вопрос: быть или не быть человеческому роду? Что возьмет верх: убийство или милосердие, месть или прощение?

Кроме того, «Ной» — это и реквием по мече. Мечте заговорить с Богом. Молчание Бога естественно и закономерно. Он если и отправляет Ною свои послания, то только во сне. А сакраментальное «слышу глас Божий» - это, как известно, уже диагноз.

В своем вольном творении Аронофски больше опирался на апокрифы, то есть неканонические тексты, чем на саму Книгу Бытия. Поэтому он и назвал своего «Ноя» «самым небиблейским фильмом на библейскую тему». Идея с безусловным вызовом на несогласие со стороны ортодоксов.

Но каким бы не было отношение к фильму Даррена Аронофски, стоит признать, что он, не изменяя себе, снял фильм о человеческой природе, увидев в библейской истории Ноя прежде всего драму одержимости, когда неизвестно, что хуже, безверие или избыток веры, чреватый жестокостью и фанатизмом.

Похоже, что Аронофски снял своего рода пролог и эпилог всех своих фильмов. «Ной» обрамляет все пороки и грехи человеческие, так экспрессивно показанные режиссером в «Реквиеме по мечте», «Рэстлере» и «Черном лебеде». После потопа человечество должно было стать другим, но увы, не стало. И терпение Бога закончилось. И теперь только блокбастерный Ной Рассел Кроу возвращает людям ветхозаветную надежду в образе радуги (библейский символ союза Земли и Небес). Не поздно ли?

Как известно, главная заповедь Голливуда: большому блокбастеру — большое плавание. А для этого неплохо бы заручиться поддержкой свыше. Кроу даже обратился к Папе Франциску для благословения фильма. Католическая церковь дала добро. Зато в Египте, ОАЭ, Индонезии, Кувейте и Бахрейне «Ноя» не увидят, поскольку религия ислама запрещает изображать людей и животных (дабы не было уподобления Всевышнему, имеющему единственное право на творение души), и уж тем более лицедействовать в роли Ноя, первого из пяти пророков Аллаха.

«Ной» - избыточное кино, в том смысле, что всего здесь с избытком: иллюстраций, символов, образов, смыслов. Естественно отсылающих к Книге Бытия. Но, пожалуй, самой точной и лаконичной рецензией на картину стало остроумное замечание простого зрителя: «Посмотрел фильм «Ной». Книга лучше».

Когда-то Ридли Скотт подарил Расселу Кроу оскароносную роль в «Гладиаторе». Интересно, что в конце этого года на экраны выйдет новый эпос Ридли Скотта «Исход». Речь пойдет еще об одном Ветхозаветном пророке — Моисее. Его играет Кристиан Бэйл, который по иронии судьбы у Аронофски должен был играть Ноя.

 



Плати без комиссии!
Мы принимаем
Опрос

Как вы отнесетесь к авторизации через социальные сети при рецензировании фильмов на сайте kino.kz?






Наши партнеры


Нас считают




Яндекс.Метрика