Поиск
Мы в соцсетях


Рецензии
"Ушедшие"
"Okuribito"

Безработный виолончелист Дайго решает вернуться в родной город, чтобы начать жизнь сначала. Он оказывается в ритуальной фирме, занимающейся траурными церемониями и становится "ноканси"- так в Японии называют, тех, кто становится посредником между живыми и "ушедшими" в мир иной..

Подробнее о фильмеОграничение: до 16 лет
Рейтинг: 8.38. Проголосовало: 29.
Подобрать кинотеатр и время

Мнения авторов, высказываемые ими в рецензиях к фильму, могут не совпадать с мнением редакции сайта.

Страницы: 1 | 2
Удивляет у японцев способность во всем видеть красоту и окружать себя красотой. Любое их действие превращается в действо – искусство, ритуал.
Смерть ужасное зрелище и плохо, когда последние воспоминания о вашем близком наполнены холодом, утратой, пустотой. Плохо, когда при воспоминании о нем вы видите не улыбающегося жизнерадостного человека, а безжизненное пустое тело.
"Ноканси" – это люди, которые творят исскуство, заботятся о последних часах близких нам людей на земле и ничего кроме огромного уважения и благодарности не заслуживают.
Ушедшие люди, к которым прикоснулись их руки, обретают жизнь и уходят с улыбкой на лице. Почти физически ощущаешь присутствие души в этих людях.
С живым человеком легче прощаться, чем с мертвым: живой – это значит, есть продолжение, есть путь дальнейшего движения, мертвый - все закончилось (не хочу оскорбить чувства верующих людей).
"Ноканси" дарят надежду, успокаивают и сохраняют воспоминания.
Бако, 2009-11-11 00:00:00.0
Уважаемый модератор!
Вы почему-то не разместили мою рецензию к фильму "Отправленные". Высылаю еще раз.

Рецензия на фильм «Отправленные»
Весьма странный фильм, и потому, наверное, уникальный. Не удалось вспомнить что-нибудь подобное, созданное в кинематографе. Экранизация ритуала подготовки покойников к захоронению, казалось, вряд ли могла бы быть хорошей темой для художественного фильма. Но странное дело, шесть раз показанный обряд, всякий раз завораживает взгляд артистичностью исполнения. Вообще-то любая работа, выполняемая профессионально и с любовью, вызывает интерес, и может рассматриваться с эстетической точки зрения, если бы это не было связано… с трупами. Конечно, привыкают к любой работе, но именно здесь должно действовать правило: если не могу заниматься любимым делом, надо полюбить то, чем занимаюсь, а иначе это будет каторга.
Чем же можно объяснить режиссерский замысел? Может быть, режиссер страдает некрофилией? Но в фильме нет соответствующих этому элементов, скорее это попытка показать жизнь на контрасте со смертью, и, возможно, призыв к уважению традиций.
Человек, постоянно сталкивающийся со смертью, ценит жизнь в ее основе: еда, секс, семья, дом. Простые и такие важные наслаждения, которые дает жизнь. Еда. «Вкусно так, что ненавижу себя». Секс. После холодного трупа – обнимать тело любимой женщины, теплое и живое.
Смерть аннулирует всякие отношения, оставляя только память и, в общем, только хорошее, и это проявляется в каждом конкретном случае в фильме. Сын банщицы, благополучный муниципальный работник, осуждавший Дайго за его «грязную» работу, оказавшись в положении вынужденного заказать этот ритуал для своей умершей матери, вдруг осознает, как она дорога ему и все то, что с ней связано.
Театрализация исполнения ритуала подготовки покойников к захоронению, неожиданно вызывает у людей запоздалые чувства раскаяния к умершим близким людям и горечь сожаления от непроявленного чувства любви к ним при жизни. Но и сам Дайго должен был пройти очищение от мучавшей его ненависти к своему отцу. И здесь можно сказать, что его работа - это его судьба. Она вела его таким причудливым путем к главному моменту в жизни. Смерть примирила отца с сыном. Покойников нельзя ненавидеть. И только преодолев в себе ненависть, которая блокировала память, он увидел, наконец, лицо отца из далекого детства, которое мучительно пытался вспомнить все годы своей жизни.
Конечно, люди, занимающиеся погребением – это особая каста, их сторонятся, побаиваются. Но давайте, посмотрим в суть их работы. По ритуальным захоронениям людей, которые появились 40 тысяч лет назад, ученые судят о начале цивилизации. До этого периода кости людей находят в таком же разбросанном виде, как и у зверей. А начиная с этого времени стали хоронить в специальные углубления, в особой позе, с предметами, с подготовкой тела. Поражает, что в те далекие, дикие для нас времена, люди совершали те же обряды захоронения, что и сейчас, придавая им особый смысл. И это закрепилось у нас на подсознательном уровне. Наша атавистическая память проявляется в детстве, где-то до 6 лет. Наши маленькие дети хоронят игрушки, насекомых, потом вырастают и начинают бояться покойников.
Мифологическое мышление наших предков, а это доказано Леви-Строссом, который долгое время жил с первобытными племенами в бразильской сельве, абсолютно экологическое, с верой в непрерывность жизни и в существование небесного дома. По мере развития общества, росла техническая оснащенность и с ней уверенность в себе, которая гасила зависимость от природы и порождала фетишизм, что свело до полной формальности смысловую сторону обряда захоронения.
А ведь в каждом ритуальном действии заложен глубокий смысл. Например, омовение тела. Это действие было связано с будущим миром, как имитация процесса врождения в другой мир. В древней традиции тело погружали в проточную воду, олицетворяющую лоно матери. Или, например, положение покойника. Древние укладывали умершего в позу спящего, т.е. зародыша.
На подсознательном уровне мы все чувствуем, что наш настоящий дом не здесь. А где? Молитва «Отче наш» отвечает на этот вопрос. Но для этого надо верить в Творца, в вечную жизнь. Идейный охват фильма ограничен моральными рамками, и, слава Б-гу, что ставит, хотя бы, вопрос о смысле жизни человека.
Мы живем в особенное время. Время, которое диктует нам необходимость ответить себе на давно поставленные вопросы: и о смысле жизни, и кто такой человек, и куда он идет, и что является сущностью человека, и где его истинный дом. А мы продолжаем, как дети закрывать глаза руками, или копаться в культурном слое морализации, которая уже является просто артефактом нашего развития.
Наше время особенно тем, что из глубины веков открылись нам древние знания, которые поднимают завесу над нашим и бытием и небытием. Теперь все зависит от нас: воспользуемся ли мы этим знанием или будем продолжать катиться в пропасть. А то, что грядет смена сознания – это вопрос просто времени. Как когда-то неандерталец усовершенствовался в нас, так мы усовершенствуемся в альтруистического человека «homo spiritus», т.е. в Человека Духовного. И тут, как говориться, кто не успел, тот опоздал.
Протасова Галина, 2009-11-06 00:00:00.0
Этот фильм "не отпускает", хотя прошло уже несколько дней.Первое, что показалось удивительным: любую работу, даже самую неприятную, можно выполнять радостно и вдохновенно, все зависит лишь от твоего отношения. И герой одинаково прекрасен, когда играет в цветущем поле на виолончели, и, когда выполняет свою страшную работу.
Второе:как меняется отношение к самой смерти. Вместо ужаса и отвращения приходит понимание того, что жизнь и смерть связаны воедино. Мертвое тело дает энергию живому (С каким наслаждением его учитель ест!)А душа умершего меняет что-то в душах живых людей. Это как послание, как благая весть!Умерший юноша вернул любовь своего отца, умершая хозяйка бани научила молодых людей понимать друг друга, смерть отца научила героя любить и прощать.
И еще я подумала,что, потеряв родителей,мы часто виним себя в том,что отдали не все, что могли. Но, если бы дети отдавали родителям столько же, сколько получили от них,круг бы замкнулся. Наверное,чтобы жизнь продолжалась, мы должны отдавать молодым?
И.Л., 2009-10-31 00:00:00.0
СТРАНА ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА.
Все в ней удивительным видится мне. Во всем искусство, изящество, красота: в чайных церемониях, гейшах, кимоно, даже в умении пить водку из маленьких чашечек. Не считаю себя знатоком в кино, но кажется, что многие жанры современных фильмов родились именно в Японии: хорроры, ужастики, эротика, боевые искусства, музыкальные ("Звонок", "Империя страсти", о самураях и якудза, "Давайте потанцуем?" и самый последний ремейк -"Хатико"). И вот теперь снова первым о сложной теме так бесстрашно и виртуозно рассказал нам японский режиссер. Меня поражает мужество актеров и режиссера. Подступиться к этой теме, все это сыграть и снять - да, все это стоит высшей награды Киноакадемии. Скажу честно: будь я актрисой - я бы не согласилась сыграть, в поисках работы - я бы отказалась от этой профессии даже за большие деньги.
Наверно, каждому было тяжело смотреть этот фильм. Потому что каждый так или иначе прикасался к этой теме. Говорить на эту тему трудно. Но необходимо. На мой взгляд, мы дурно воспитаны, наше сознание испорчено сочиненными понятиями о загробной жизни, реинкарнации (прошу простить меня тех, кто в это искренне верит), переселении душ и т.д. Все это мешает нам ценить жизнь. А мне кажется, что фильм именно об этом. Не о том, как красиво проститься с ушедшим человеком, а о том, как научиться любить человека при жизни. Потому что, сколько бы мы ни старались и не ухищрялись смириться с уходом близких или даже с уходом просто знакомых тебе или известных, или знаменитых людей, но утрата все равно - невосполнима, а боль - нестерпима. Может, я слишком сентиментальна, может, со мною что-то не так, но у меня не хватит сил сесть сейчас у телевизора и посмотреть концерт Майкла Джексона. Вижу ли я на экране Фредди Меркьюри, слышу ли Виктора Цоя, смотрю ли фильмы с Александром Абдуловым или Олегом Янковским - я не испытываю счастья от того лишь, что они талантливы и так великолепно все, что они делали и какими они были. Я испытываю только боль от того, что так рано и нелепо ушли и что их больше нет. И время не лечит. Потому что кто-то ушел совсем недавно, кого-то нет уже 18 лет. Вот уже скоро 30 лет, как с нами нет Высоцкого. Боль, конечно, утихнет, но пока могу только плакать навзрыд и молча страдать.
О ЛИЧНОМ. Как я впервые поняла, что это значит: человека не стало.
Все каникулы, как водится у многих, проводила в деревне у деда и своей тетки и, как правило, летом. Однажды зимой я услышала, что дедушку сбила машина. Мы ездили на похороны, но в силу маленького возраста, естественно, заняты были с другими детками беспечной беготней между хлопотами взрослых. Потом наступила весна и мы поехали вновь. Собирая прошлогодние листья в саду, я вдруг спросила старшую сестру: "А где дедушка?". Она изумленно посмотрела на меня и сказала: "Он же умер...". Да, я слышала эти слова, но не понимала. И только теперь, постепенно, в мой мозг, в мое сознание стало приходить понимание этого, значение этих слов. "Умер" - значит, его больше нет. Нигде. Я не увижу его больше. Не услышу его голоса и тяжелых шагов. Он уже ниоткуда не вернется домой с запрятанными в карманах конфетах для нас с сестрой. Не зайдет в свой ухоженный сад. Не будет перед сном гладить меня по спине своей шершавой натруженной ладонью. Раскачивать меня усадив на своей ноге и держа своими большими и сильными руками за мои маленькие ручонки... Мне стало страшно от безысходности, от этой безнадежности и пустоты, которая вдруг образовалась без дедушки. Но детские страхи и испуг, как и положено, вскоре прошли. Потому что ты растешь дальше, рядом родные и друзья. А что осталось от того, кого ты так сильно любил и кого уже нет? Мои воспоминания и его дела. Вот уже больше 30 лет, как не стало моего деда. Только в прошлом году снесли баньку, которую он строил и топил для нас. Плотный колючий забор из веток, маленький построенный им домик - все это прослужило потомкам еще долгие годы. В саду до сих пор растет огромная ива, такая же могучая, каким был мой дед. Он сажал ее маленьким деревцем. Уже четвертое поколение ест плоды с деревьев, которые дед растил в своем саду. Деревья уже старенькие, но они живы. Когда я бываю там, подхожу к ним, кладу ладонь на ствол и понимаю, что когда-то к этим, тогда еще молодым
деревцам прикасался мой дед. И я чувствую незримую связь. Это тоже, своего рода, вместо отправленного письма или послания. Ведь когда-то, давным-давно, ухаживая за деревьями, дед, наверно, думал: через много лет возле этих деревьев будут бегать и копошиться мои внуки и правнуки и это будет жить дальше.
MOMENTO MORE. Помни о смерти. Как я это понимаю.
Когда я смотрю на пожилых и час которых близок, я думаю: когда-то и я стану такой же и испытаю те же чувства.
Когда я смотрю на 17-летних парней и девушек, я вспоминаю своего 17-летнего племянника, который нелепо погиб, сорвавшись с 13-го этажа и мы не знаем причины. Или вспоминаю друга своего сына, прекрасного мальчишку, который ушел из жизни на следующий день после своего 17-го дня рождения, выпрыгнув с 7-го этажа. И я бы очень хотела, чтобы мы, взрослые, не создавали причин, из-за которых так страшно погибают наши дети.
Когда я смотрю на маленьких детей, беспечно бегающих без присмотра во дворах и на обочинах дорог, вспоминаю гибнущих под колесами и тех, кого не спасли врачи. И мне хочется, чтобы мамочки берегли детей, водители были внимательны, а врачи профессиональны.
Когда я вижу солидных мужчин и гламурных девиц, важно и высокомерно восседающих за рулем шикарных и дорогих авто, я вспоминаю исковерканные и искореженные авариями груды металла и мне хочется сказать: будьте ближе к жизни и людям, уважайте других и берегите себя.
9 Мая я смотрю на ветеранов и просто на всех стариков, среди которых немало женщин (и которых, оказывается, немало в нашем большом городе - просто мы их не замечаем). Я уважаю их за их достоинство, мужество и красоту. Я понимаю, какие страшные испытания выпали на их долю, скольких близких потеряли они и каждая наша семья в те суровые годы. И мне так хотелось бы, чтобы никогда и нигде на нашей земле не было войны, разрушений и голода.
Трудно уберечь всех, но ведь можно хотя бы попытаться полюбить каждого человека ПРИ ЖИЗНИ. Потому что ПОСЛЕ жизни остается только безмолвие. И если мы когда-то невольно обидели кого-то или были несправедливы, то после их ухода уже не вымолишь прощения, не признаешься в любви и уже никогда не искупишь свою вину. Приложить немного усилий, чтобы, кроме себя, увидеть страдания и нужду других. Научиться ценить жизнь. Понимать, прощать, любить. Помнить.
В погоне за лоском и блеском, глянцем и благополучием, процветанием и успехом, мы забываем, что жизнь на самом деле коротка и мы не успеем попросить прощения у тех, кого обидели и нечаянно оскорбили. Жаль, что для многих критерием и мерилом в жизни стали деньги. Печально, если богатство страны определяется ее размерами и количеством нефти-урана-золота в ее недрах, а не отношением к человеку и его жизни.
(Вы говорите, маленькая страна Япония? В семь раз меньше территория, чем у нас? Зато какая высокая и уникальная культура! А, может, существует определенная пропорциональная зависимость между размером государства и его культурой? Тогда как бы мне хотелось, чтобы мы стали в семь раз меньше - по размерам, конечно, - чем Япония. Или остается хотя бы просто научиться их мудрости. Можно?).
Простите, что снова много и, наверно, сумбурно. Наболело. Благодарю за это Олега Михайловича и спасибо за фильм. Потому что надо заставлять себя думать об этом, пропуская через себя всю эту боль об ушедших.
D.M.M., 2009-10-31 00:00:00.0
Фильм добрый, хороший. Да. Без смерти конечно никак, это же японцы.Показаны традиции, отношение к вечному и неоглашаемому. Все так, в этом сила культуры Японии. Но финал... Что то в нем не дотягивает. Банальность скрипит. Камень в руке.. Папа при жизни не видел и не стремился к семье (хотя жил в одном городе), а тут.. Камень зажал в последний момент. Хм. И это прижатие к животу жены.. Скрипит..Если только списать на синтеминтальность.Да, ее можно иногда посмотреть.
Слышали про картину Шахназарова "Потеренная империя"? Друзья в Европе говорят что фильм хорош. Может нам посчастливится посмотреть его в клубе?
Хабар, 2009-10-31 00:00:00.0
Когда из мирской жизни приходишь в Церковь, бываешь потрясена: что же,они, там, в миру, своих усопших - просто закапывают?!
В Церкви смерть считается рождением в новую жизнь. Прежде всего читается Канон по исходе души из тела. Затем тело умершего крестообразно омывается святой водой с пением молитв (Трисвятое), усопший облачается в новые светлые одежды ( чтобы ангелов не утруждать - сказал покойный архимандрит Исаакий, очень любимый в Алма-Ате).Затем отпевание в Церкви - очень возвышенное и глубокое. И 40 дней каждый день церковь молится за усопшего (Сорокоуст).Когда гроб опускают в могилу, читается 17 -я кафизма, очень утешительная. и 40 дней родные и близкие покойного читают Псалтырь, книгу псалмов царя Давида.Это приносит пользу и душе покойно, и тем, кто читает.
Люблю вас.Православная христианка Валентина.
Валентина, 2009-10-30 00:00:00.0
Фильм потрясающе красивый, тонкий и мудрый!
Ирина Леонова, 2009-10-29 00:00:00.0
В объятиях Матери-Земли и Отца-Неба рождается человек.Увидев однажды Солнце,ощутив его Тепло,Любовь,радуемся,переполняясь его Светом.Солнце дарит нам Энергии Жизни.Мудро устроен человек,он способен притягивать Солнечный Свет на Землю,а на Земле,воплотить этот Свет во Благо.С развитием Света становится больше и хочется им поделиться,подарить его всем.Так Свет родителей помогает освещать жизнь детям.В течение жизни Свет может искажаться от негативных программ,витающих в социуме,и мы перестаем видеть Свечение друг друга.Но Солнце снова и снова,излучает свой Свет,направляя нас на Путь Истины.Для того,чтобы принять новое,нужно умереть в старом.Смерть-это лишь трансформация старого в новое.Герой фильма,участвуя в церемонии прощания с людьми,умирая и возрождаясь вместе с ними,начал понимать Смысл Жизни,с благодарностью за их Свет,Нежно и Искренне обнимая их,провожал в Вечность.А сам продолжал идти,уже в новом качестве,неся Любовь и Знание,с тем же желанием-отдавать Во имя Жизни.
Наталия, 2009-10-29 00:00:00.0
Живет в небольшом японском городке скромная семья – муж, жена и их маленький сын. Муж владеет небольшим кафе и увлекается музыкой, и сына своего шестилетнего отдает в музыкальную школу. Семья как семья, разве что глава семьи слишком уж молчалив и не способен свои размышления о жизни, свои чаяния и надежды передать другим, все копит в себе, передав своему сыну «каменное письмо». Однажды он все-таки расскажет сыну об этих письмах. В древности, когда не существовало письменности, люди передавали друг другу камни, как отражение их чувств и эмоций. Если камень гладок, значит, у человека все в порядке. Если шершавый – значит, плохо ему, беда с ним. Обменялись папа и сын своими письмами. Камень сына был гладким, камень отца – весь в рытвинах, рубцах, шрамах, как искореженный жизнью человек. Очень хотелось отцу, чтоб сын рано или поздно понял его, чтоб не осуждал.
Вполне вероятно, что чувствовал этот человек себя несчастным без осуществленной мечты. Конечно, он не знал, не мог знать, что его мечта о море оказалась просто химерой, но осознав это, он так и не смог вернуться назад, показаться несостоявшимся. И лишь надеялся на то, что сын его простит, ибо сам он каменное письмо сына до последнего своего вздоха держал в руках.
Сыну же кажется, что отец его просто бросил, что он где-то веселится с подружками, и «прочесть» письмо отца даже и не пробует, и лицо его забыл.
О чувствах матери он не знает – да и не интересуется ими. Когда умирает мать, Данго (так зовут нашего героя) живет за границей, и ее провожают в последний путь без него. Он занимается любимым делом – игрой на виолончели, в столичном оркестре. Женат на очаровательной девушке. И вдруг всему приходит крах – оркестр распускают, он остается без работы.
Данго – такой же молчун, как отец. Он долго скрывает от своей жены, что у него больше нет средств к существованию и 18 млн иен долга – за профессиональный инструмент. Не раз его жена произнесет: «Ну, почему же ты мне ничего не сказал!» А он просто так же, как отец, все свои переживания копил в себе.
По счастью, его жена действительно его любит, и соглашается с ним уехать из столицы в маленький городишко, чтобы стать женой агента сферы ритуальных услуг, хотя до поры- до времени не знает об этом. Если бы в этот момент он прислал кому-нибудь свое каменное письмо, то камень был бы так же изборожден морщинами, как и отцовский.
И много еще пройдет времени, прежде чем он поймет, что это – его судьба, а его жена с гордостью скажет: «Мой муж – профессионал».
Одним из заметных эпизодов фильма является эпизод с форелью, которая стремится по крутым камням прийти (вверх по течению, между прочим), преодолевая все преграды, к верховьям – местам, откуда она родом, чтобы дать начало новой жизни.
Это – последнее путешествие: после метания икры рыба погибает. Есть ли во всем этом глубинный смысл? Этот вопрос можно задать и о роде его деятельности, ведь весь его труд исчезает в считанные минуты, когда покойные, по японскому обычаю, придаются огню. И мы, зрители, отвечаем на этот вопрос так же утвердительно, как и сам герой. Такая процедура помогает оставшимся в налаживании духовной связи с ушедшим. Она помогает запомнить самое лучшее о нем, не прервать связь поколений.
Только проводив в последний путь своего отца, сын отпускает свою обиду, прощает его, вспоминает его лицо – одухотворенное лицо доброго человека, и передает свою память о нем своему будущему сыну – с помощью «каменного письма», прижатого к животу своей жены.
Кстати, этот момент вспоминания лица напомнил мне фильм Ким Кидука «Время» и мысли, которые он вызывал.

Так что можно сказать Йохиро Тахита спасибо за глубокий и при этом добрый и человечный фильм.
Ирина Бебнева
Ирина Бебнева, 2009-10-29 00:00:00.0
Удивительное кино. Режиссёра кидает из драмы в комедию, из комедии - в мелодраму, но... Зрителя кидает так же, полная синхронизация с картиной. Давно я не видела ничего настолько же нежного и милого при таком обилии мертвецов.

Ну и музыка, конечно. Джо Хисаиси - глыба, титан, бог. Он не просто создал музыку для фильма - он создал воздух, которым картина живёт.
yulchataj, 2009-10-24 00:00:00.0
Страницы: 1 | 2



Плати без комиссии!
Мы принимаем
Опрос

Как вы отнесетесь к авторизации через социальные сети при рецензировании фильмов на сайте kino.kz?






Наши партнеры


Нас считают




Яндекс.Метрика